Tags: русская метапоэтика

1

(no subject)

"Дерзость Свиридова поразила весь музыкальный мир, как потом поразила всех его стойкость на избранном пути. Творя в эпоху, когда царицей музыки была венчана симфония, Свиридов, блестяще владея техникой симфонического разработочного письма <...> почти полностью от него отказался. Формой высказывания он избрал исключительно мелодию, причем не просто мелодию, а мелодию точную и ёмкую, как красиво составленная математическая формула <...>. Свиридовские звучащие формулы духовности расшифровываются мгновенно в аппарате души слушателя, и разрастаются до размеров глобальных, и делают своё спасительное дело".
Валерий Гаврилин
1

(no subject)

Последняя запись в журнале: http://zivunin.livejournal.com/tag/%D0%BF%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D1%8F%D1%8F%20%D0%B7%D0%B0%D0%BF%D0%B8%D1%81%D1%8C%20%D0%B2%20%D1%8D%D1%82%D0%BE%D0%BC%20%D0%B6%D1%83%D1%80%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B5

Один из первых моих жж-друзей Владимир Цивунин сегодня закрывает свой журнал...
1

Свиридов

"Композиторами наших дней потерян всякий интерес к народной жизни (кроме, может быть, некоторых). Вся проблематика искусства сведена к самовыражению (в лучшем случае!), а то и этого нет. Между тем, встает вопрос: чем жить (внутренне!) и как жить? Думается, что эти вопросы волнуют теперь немалое количество людей, в том числе и Русских".

Понятное дело, что композиторы - частный случай.
1

Художественный бунт

Сбрасывание Пушкина, Достоевского, Толстого – совсем не просто крикливый и смешной лозунг. Это целая программа действия, которая неуклонно проводится в исполнение. Мы можем спросить: создало ли искусство «художественного бунта» ценности, достойные сравнения с тем искусством, которое им было отвергнуто?
Следование традиции «художественного бунта» - простое дело. Для Русской жизни «левизна» - явление, исчерпанное до конца. Путь этот духовно пройден Россией. Дальнейшее разрушение ценностей приведет лишь к тому, что и следа не останется от Русской нации, ее богатейшей некогда внутренней жизни, богатейшего национального самосознания.
Во имя чего? Во имя «вселенского братства»? Но где оно? Во всяком случае, его не видно под звездой. Между тем разрушение идет дальше. Почти уничтожена иконопись, храмовая архитектура, церковная музыка, богословие и философия. Теперь на очереди собственно художественные ценности: опошляется классическая литература, музыка, театр, кастрируется философская мысль Толстого, Достоевского, Гоголя и т.д.

Г.В. Свиридов (1915-1998)
1

Блики лика

119.73 КБ

В декабре ко дню рождения
Анатолия Андреевича сделали книжечку
с его статьёй десятилетней давности.
Размер 151 на 107 мм.
Издание блокнотного вида.
Тираж 50 экз.

Скачать pdf-публикацию (3.63 МБ): Елена Александровна Бахтина.pdf
1

смелее, смелее надо все делать

Мы привыкли к поношению России за последнее время. Я не хочу привыкать. Мне надоело поношение России, которое я без конца слышу, читаю, вижу в гнусном телевидении. Это просто, знаете, опротивело! Пользуюсь случаем, чтобы сказать об этом во всеуслышание. Это все несправедливо. История России перекореживается. Все люди в истории получают дурные и ложные оценки. Мы живем в нездоровом обществе. И наверное, мы сами, до известной степени, в этом виноваты.

Русские люди — скромные. Вот приезжали ко мне наши товарищи из Рязани сейчас. Я говорю: смелее, смелее надо все делать. Ну, говорят, нельзя, мы должны быть скромными... и так далее. Знаете, хорошо быть скромными, но не до такой степени, когда уже не дают дышать. Мне кажется, что в Есенине есть такая твердость. От него, конечно, многому можно набраться. Но прежде всего у него надо учиться чувству национального достоинства. Мы его немножко порастеряли. Россия — грандиозная страна. С грандиозной культурой, музыкой в том числе. Я бываю иногда за границей. Меня приглашают. Там играют мою музыку. У них к нашей музыке колоссальный интерес! Громадный интерес к России, залы полны. Приходят люди, покупают билеты на русскую музыку! И как слушают! Все знают, что успех можно подготовить, организовать и заказать. Из ничего выстрелить, как из базуки. Но то, что я видел, слышал и читал сейчас — отклики новой музыкальной зарубежной критики, — не заказной, а самой серьезной — по отношению к моей музыке, к моим нынешним сочинениям, к старым. Я вижу, происходит переоценка многих суждений, навязанных зарубежным критикам из России. Но я вижу и шире: происходит переоценка всего того, что делалось в искусстве России. Переоценка в высшую сторону. Есть там люди, которые смотрят на нас, я бы сказал, с интересом и уважением.

Сергей Есенин — любимый поэт России. Он — легендарный человек. Когда он погиб, я ребенком был, но эта гибель коснулась всех. Все знали. В школах, в училищах, все студенты — никто не остался равнодушным. Гибель Есенина еще ждет своего исследования. Он же был связан и с политической жизнью России. Изучал людей, стоящих во главе всего государства и имел о каждом из них собственное представление. Я думаю, что все это играло большую роль в его дальнейшей судьбе. Это — замечательная личность. И я счастлив от того, что говорю вам это сейчас. Потому что я знаю — меня поймут. Я хочу сказать именно то, что говорю, и ничего другого. Естественно, главное в Есенине — это его поэзия. Его стихи словами совершенно невозможно объяснить. Это тайна поэзии. Об этом вообще трудно говорить. Я, во всяком случае, слов таких не имею. Мне кажется, это самое великое искусство — поэзия Есенина. А он поэт — да простят наши рязанские друзья — не рязанский, не надо его делать рязанским. Он это понимал сам. Обратите внимание: “Не ставьте памятник в Рязани...”. Это значит — не осаживайте его художественную высоту. Есенин — поэт всемирный, космический, он весь пронизан космосом. У него в этом космосе господствует Христос. Он и судьбу России воспринимал через космические категории. Он говорил, что не социальные страсти и не классовая борьба, а что-то высшее решает судьбу России. “Но леса твои и воды Затуманил бег светил...” Этот “бег светил” существует, наверное, и мы его называем по-разному.

Мы имеем право гордиться Есениным, как, допустим, англичане гордятся Байроном. Сергей Есенин — это колоссальная фигура в мировой поэзии, а он был принижен ниже всякой меры сознательно. И мы с этим, к сожалению, смирились.

Я призываю всех вас возвысить свой голос в защиту нашей великой культуры, нашей великой литературы. Я призываю вас: не стыдитесь того, что мы — русские люди! Нельзя ни скромничать, ни стыдиться. Мы такие, какие есть. Меня спрашивают: какой я? Я — русский человек! И дело с концом. Что еще можно сказать?

/http://www.zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/97/166/8jarus.html
1

Романтизация предания

Спасение национального духа, национальной культуры должно быть, по-моему, тесно связано в культуре, искусстве с состоянием романтизма. Чтобы существовали национальное искусство и нация, необходимо, чтобы была романтизация предания. Помните, в кинофильме "Чапаев" пели песню про Ермака? Это была первая картина о революции — русская картина. Хотя Чапаев был чуваш. Но православный. Это была романтизация революции. Это то, что в тридцатые годы начиналось, но быстро сникло, потому что жизнь повернулась очень жестоко. Это были замечательные годы перелома, когда вернулся из-за границы Горький. Идея организации Союза писателей. Съезд писателей — пестрый. Но там были идеи. Идея социалистического реализма — глубокая идея. Романтизация искусства. Романтика. Уже у Пушкина — типичные романтические произведения. "Капитанская дочка" — это настоящий романтизм. И вообще, русское искусство теснейшим образом было связано с романтизмом.

Романтизация своего прошлого, романтизация предания — без этого нация не может существовать. Возьмите народные песни, былины — это и есть романтизация прошлого — гигантские богатыри: Илья Муромец, Добрыня Никитич. Это же есть высшая точка развития и нашей музыки — русская опера. "Слово о полку Игореве" Бородина, "Хованщина", "Борис Годунов" Мусоргского, "Псковитянка" у Корсакова. Выявление национального типа, показ национального характера. Ведь это идеальные фигуры нарисованы!

А мы сейчас переживаем плохое время — дегероизацию искусства. И музыка антиромантическая сейчас. Распространилось антиромантическое искусство. Сейчас идет вынужденная дегероизация, но в ней появится дьявольский привкус, если мы сосредоточимся на одном человеке (как у нас сейчас сосредоточились на Сталине) и скажем — вот явилось исчадье ада и все погубило — это будет ложь.

Гергий Васильевич Свиридов. У МУЗЫКИ В РОССИИ – ОСОБАЯ СУДЬБА/http://www.zavtra.ru/denlit/050/81.html
1

«РОССИЯ ИМЕЕТ СВОЙ ГЕНИЙ!»

Свиридов

"Я человек русский, и люди, живущие здесь, мне дороги. Я русским людям сочувствую очень… Не то чтобы они были лучше других людей, населяющих Землю — нет, я не берусь так говорить. Разные есть русские люди. Но я их больше понимаю, потому что я сам русский человек, прожил здесь жизнь" (из наших бесед, 1988 г.).

"Музыка должна вернуться по существу к нравственным категориям. Она должна стать духовным искусством. Духовное искусство должно вернуться к своему духовному предназначению. Должно говорить на высоком тоне о чем-то таком, что касается как можно большего числа людей. Все великое искусство стремилось выйти к человечеству, говорить с человечеством. Большинство искусства — великого — разговаривало о человеке и Боге" (из наших бесед, 1988 г.).

"Искусства не нового не бывает! Тогда оно не воздействует, если это повторение. Оно быстро отмирает, потому что есть всегда перед глазами лучший образец. Значит, искусство может быть только новым. Но искусство без традиции также не существует. Не бывает. Каждое искусство имеет свою генеалогию. Оно от каких-то корней развивается — как дерево растет. Другое дерево может быть рядом, от других корней растет. И мне кажется, что сейчас для нашего искусства, которое очень много испытывало разнообразных влияний, особенно за двадцатый век,— самое, мне кажется, новое и самое ценное — это возврат к своим глубоким отечественным национальным традициям" (из наших бесед, 1988 г.).

Источник: "Завтра", 1/2008

репост записи от January 02, 2008, 15:30
1

Валерий Гаврилин

Уехал, остался за границей Барышников. Как грустно. Печально, что все труды и средства, даваемые государством и народом, поставлены лишь на обслугу других народов, на то, чтоб вернуть эти средства только валютой, а не разработанными душами своих людей.

Высокое искусство выключено из жизни нашего общества, для него нет целей, для него нет добрых слов от родины: стали цениться только слова, сказанные на другом языке и оплаченные другими денежными знаками. Когда Большой балет был в Великих Луках? в Торопце? Знают ли они о тех, кто там живет? Откуда могут брать они любовь к родине, сострадание к ней? Где будут они черпать свои страсти, искать позиции, если они давно деклассированы, оторваны делом своим от помощи народу? Мы пожинаем плоды своей узколобости, непонимания роли искусства, двурушничества, мещанства, заразившего всех и вся.

Народное творчество поразительно соединяет в себе черты искусства и прикладной надобности. Это внешний пример жизни духа в союзе с жизнью тела.

Ой, ты, черная река,
Ой, да ты течешь-бежишь
А я не знаю, я не угадаю,
Как жить
Разорвите белу грудь
Посмотрите на тоску
А по лицу
Яйцу мойму красиву
Слезы льют.
Ой, ты, нонешний народ
Ой, да все мучительный.
А я не знаю, я не угадаю
Как мне жить.

(Текст к одному из номеров «Скоморохов» cочинен В. Гаврилиным)

Книга о Валерии Гаврилине:
Часть 1. gavrilin.rar
Часть 2. gavrilin2.rar
Часть 3. text.rar